Отрывок из «Сценарист, проБуддись!» Натальи Поварёнкиной: «Провести персонажа по страницам сценария с любовью к нему, это значит держать под контролем причинно-следственные связи»

27 Ноябрь 2019
Отрывок из «Сценарист, проБуддись!» Натальи Поварёнкиной: «Провести персонажа по страницам сценария с любовью к нему, это значит держать под контролем причинно-следственные связи»

В издательстве «Ридеро» вышло руководство  по сценарному мастерству «Сценарист, проБуддись!» Натальи Поварёнкиной. Публикуем отрывок из него — о том, как подготовить персонажей к личностным изменениям, которые они должны претерпеть.


Наталья Поварёнкина – выпускница школы «CinemotoinLab», автор 32 выпусков программы «Азбука Мифов от А до Я. Вечные сюжеты в мировом искусстве» и других  образовательно-познавательных программ на телеканале «Просвещение». Автор и иллюстратор детских книг «Как медведь-колдун медвежонка провёл», «Принцесса Грёза». Неоднократный соавтор тематических сборников рассказов и сказок издательства «Ридеро».

«Сценарист, проБуддись!» - это пособие, в котором предлагается несколько готовых вариатнов как проза жизни может вдохновить на написание полнометражной кинобиографии, или на создание сериала-эпопеи, основанного на исторических событиях. А также о том, почему сказка про царя обезьян Сунь Укуна и демоницу Белая кость на самом деле о том, как заставить противоположности действовать заодно.


Главное в книге - личностные изменения героев, и, можете не сомневаться, они будут! За этим проследит, и сделает это с любовью, не кто иной, как Будда, одно из действующих лиц киносказки.


На примере художественного фильма «Царь обезьян 2: начало легенды» (2016), производства Китай, Гонконг, режиссёра Чин Поу-Сои мы рассмотрим арки героев.

Автор  не предлагает принять буддизм - вопрос веры останется за пределами этой книги. Просто почувствуйте себя в роли устроителя перемен, происходящих с героями на протяжении фильма. Пробудите свой ум, и окиньте арку героя новым, просветлённым взглядом. Помните, что никакие изменения героев не возможны без личностных изменений авторов, стоящих за героями.

«Сценарист, проБуддись!» - книга, которая будет полезна будущим и действующим писателям и сценаристам.

Благими намерениями дорога выстелена в ад, а делами в рай

Это полная версия поговорки, обычно употребляемой в ополовиненном виде, и, соответственно, с извращением смысла. В полноценном виде эта поговорка, как нельзя лучше, подходит в качестве эпиграфа - коротко и ёмко иллюстрируя, в чём смысл фильма "Царь обезьян 2: начало легенды" (2016).

Интеллект против силы

Почему вдруг интеллект и сила, и почему против? Для начала надо определиться, что мы подразумеваем под этим противостоянием, и что из этого кто олицетворяет в фильме.

Интеллектом или словом – будем считать всё, что никак не связано с физическим действием, будь то намерение или непосредственное применение силы. А силой или делом - всё, что не связано со словом, будь то мысль, речь устная или письменная.

Согласно этому нехитрому определению, условимся, что монах в фильме воплощает интеллект, а царь обезьян - силу. Не трудно заметить, что это противоположности. Как по внешнему виду, так и по возлагаемым на персонажей ожиданиям.

Монах в фильме – человек, обладающий даром убеждения, во всяком случае, он пытается пользоваться словом при каждом удобном и неудобном случае, то есть интеллектуальная деятельность доминирует над физической активностью. О физической форме нашего монаха мы можем только догадываться – она скрыта под плотным покровом складчатых одеяний, да и, есть ли она вообще?

Царь обезьян – животное, в прекрасной физической форме, её сразу видно, и тут гадать не приходится, и он успешно пользуется своей формой на всём протяжении повествования; не рассуждает, но действует.

От монаха мы ждём поступков в рамках строгой морали и этики. Он - образец, недостижимый для простого человека. Он сдержан и скромен во всём. Его помыслы чисты, и, опять же по фильму, он, не имея основания, не причинит боли живому существу. Занудствует. У него есть ответы на любые вопросы, ну, или он знает, где посмотреть. 

От царя обезьян, по большому счёту, мы не знаем, чего ожидать. Он – животное, и что у него на уме, никто не знает! Он ловок, резв и игрив. С ним весело. Кажется, он и сам ещё не решил, что выкинет в следующую минуту, но без дела, точно, сидеть не будет. Он – тоже образец, каким, возможно, хотели бы стать многие, но не все могут себе это позволить. Если вы – любитель спокойной, размеренной жизни, то вам вряд ли с ним по пути.

 И как же их подружить? А подружить интеллект и силу надо, потому что эти двое – монах и царь обезьян – интеллект и сила, в целом олицетворяют любого из нас - две наших противоположные стороны. Мы же хотим пребывать в гармонии, а не быть раздираемыми внутренними противоречиями?

В каждом существуют и должны не только уживаться, но и сотрудничать такие разные стороны, как интеллект и сила.

Факт, что противоположности притягиваются, никто не отменял, но быстро притянувшись, они не должны также быстро разбежаться, наоборот, нам надо, чтобы они, оставаясь самими собой, что тоже важно, жили бы долго и счастливо, и действовали заодно. 

Судите сами - их ничто не объединяет, у каждой стороны своё сложившееся мировоззрение, свои ценности, свои цели, и свои взгляды, какими средствами достигать этих целей, свои, не единожды проверенные, средства. Ничего не напоминает? Да, похоже, один из них с Марса, а другой с Венеры! И это так!

Идём дальше, пока сама судьба не свела монаха и царя обезьян – интеллект и силу, они и не подозревали о существовании друг друга, и прекрасно жили.

Они не имеют общих тем для разговоров, они не симпатичны друг другу. У них свои планы на дальнейшее существование, в которые не входит соседство с этим непонятным типом, случайно оказавшимся в поле зрения. И он не то чтобы враг, но уж точно не единомышленник.

Он исчезнет, и жизнь снова станет беззаботной и понятной. Так рассуждает каждая сторона. И исчезнуть он должен вскорости, дабы не смущать своим видом. Не вызывать, так сказать, смятение и брожение, а то и до боевых действий не далеко.

Вообще-то, заставить противоположности действовать заодно, задачка не из лёгких?  Более того, она кажется невыполнимой!

Никто из этих двоих не хочет ничего менять, ведь до сих пор всё и так было прекрасно. И, куда же без этого, - счастливое неведение, что так и будет всегда. Но, это "всегда" - путь в никуда.


Конфликт – двигатель сюжета. По этому нехитрому правилу пишутся лучшие сценарии. А лучшие они не потому, что хэппи-энд неизбежен, а потому что - ни убавить, ни прибавить – все и всё вовремя и на своём месте, нравится это действующим лицам или нет.


Слепо оберегать героя ото всего на свете, значит действовать в ущерб его роста, а, следовательно, и зрелищности. Даже если всё зрелище - в душе героя. Там в потёмках и творится самое главное - наружу выйдет лишь следствие того, что натворилось внутри. А если повода творить не было? Если всё и хотелось, и моглось?

Провести персонажа по страницам сценария с любовью к нему, это значит держать под контролем причинно-следственные связи.

А именно:

 - понимать, что собой представляет герой;

- увидеть его проявленную несостоятельность, которая будет мешать достичь желаемой цели и поставит под угрозу всю миссию;

- поместить его со всей его несостоятельностью в условия, максимально влияющие на его некомпетентность;

- терпеливо наблюдать, как он меняется, и по мере избавления героя от несостоятельности, постепенно повышать уровень сложности испытания.

Так должно быть в любом грамотном сценарии. А в основе такого сценария сама жизнь. Ну, и кто может знать жизнь лучше, чем тот, к кому то и дело обращаются за помощью с молитвами?

Да, на сцену из заоблачных вершин нисходят высшие силы в данном случае в лице Будды - устроителя испытаний, способствующих духовному росту, как интеллекта-монаха, так и силы-царя обезьян.

Невыполнимые миссии – это специализация сил высшего порядка, ибо простому смертному такое не под силу, казалось бы. Но, как выяснится в ходе нашего разбора, подружить противоположности не просто возможно, а только так и должно быть!

Интеллект и сила должны сотрудничать ради общего дела, если мы хотим, чтобы предприятие, что бы это ни было, удалось. Вспомним, эти противоположности в целом олицетворяют любого из нас, так что объединить их усилия - дело рук простых смертных, а дело Будды - создать для этого все условия.

Оружие: словом и делом

Мы выяснили, что дружить, это значит, не воевать. Воюют обычно с оружием. Значит, надо понимать, чем вооружены эти противоположности, чтобы они не пускали в ход своё оружие друг против друга.

Ну, с силой, вроде бы понятно – сама сила или дело, действие, и есть оружие.

Герою видится, что цель будет достигнута применением силы, и сила применяется. Без размышления, без колебания, без прогнозирования последствий, без сожаления.

А нужно ли так поступать в данном случае? А нет ли иного пути? А не пострадают ли чьи-то чувства? Забудьте! Сила не размышляет – она действует.

Силе некогда думать. В её лексиконе нет таких слов. Сила видит цель, знает, как её добиться единственно известным способом, и действует, не заботясь более ни о чём. Силе в голову не придёт, что после совершённого действия придётся долго и нудно объясняться, оправдываться, извиняться. А то и поплатиться, если уже ничего нельзя  исправить.

Интеллект, правда, поступает точно так же, с той лишь разницей, что его оружие – слово.

Любые проблемы он будет решать посредством слова – единственного известного ему вида оружия. Интеллекту в голову не придёт, что есть проблемы, которые затруднительно, либо вообще невозможно решить одними словами, что есть моменты, когда надо действовать, и действовать быстро. И для интеллекта может быть неведомо, что после действенного применения слова должно последовать не менее действенное применение дела, подкрепляющего это самое слово.

Таким образом, мы подходим к основополагающему вопросу всех известных видов отношений, в том числе, и отношений противоположностей в лице интеллекта и силы, со всем доступным им вооружением, присущим им мировоззрением, и планами на дальнейшее существование.

Это вопрос доверия кому бы то ни было, помимо себя самого.

Доверяй или страдай

Сила в лице царя обезьян не может одержать верх над интеллектом в лице монаха, потому что интеллект вооружён словом - заклинанием, сжимающим обруч на голове царя обезьян. Слово, как и положено оружию, причиняет боль.

Физическую боль силе причиняет слово!

Интеллект тоже не может одержать верх над силой, потому что, применяя против силы слово, в качестве оружия, он сам страдает от осознания вынужденной меры усмирения силы.

Поэтому у этих двоих, если они хотят гармонично сосуществовать – только один путь – путь доверия! К осознанию этого они и должны прийти. На этот путь их направит Будда, но пройти его герои должны сами, шаг за шагом.

Пройти путь от страдания из-за игнорирования существования противоположного мнения до умения довериться мнению другого.

В этом и состоит арка монаха и царя обезьян. Изменятся ли они настолько, что смогут довериться друг другу? Или их страдания продлятся вечно?

Зачем Будде изменения героев? В фильме это нужно для того, чтобы монах дошёл до монастыря с буддийскими писаниями, а царь обезьян сопроводил его на пути, полном опасностей, с которыми монах один не справится. Если эти двое продолжат страдать и не научатся доверять друг другу – они не дойдут. А если и дойдут, то не получат то, за чем шли! 

Измениться герой должен сам лично – это обязательное условие.

Без указки свыше, потому что всё, что свалилось внезапно, покинет героя при первом же удобном случае. Без принуждения, потому что рано или поздно случится бунт, герой вернёт свободу и снова станет таким, если не хуже, каким был до применения силы – он не работал над несостоятельностью, он бился за свободу. Без лести и обмана, потому что герой протрезвеет и поймёт, что обезболивающее не лечит – можно сбежать от несостоятельности, но она будет ждать там, где он её оставил.

Изменения героя должны быть осознанные. И ему, и нам должно быть понятно, что никто и ничто не отменит его решимости действовать отныне не так как раньше. И действовать так по своей воле. 

Задача Будды и проБуддившегося сценариста – увидеть (показать) несостоятельность героя, создать (прописать) условия для роста и ждать (подробно описать) перемены. Вмешиваться - нельзя, сделать всё вместо - нельзя, стереть в порошок в порыве гнева - нельзя.

Так родители воспитывают ребёнка, если хотят, чтобы он стал личностью. Так высокоразвитые цивилизации воспитывают цивилизации попроще, чтобы когда-нибудь они достигли их уровня. Так Будда указывает путь избавления от страданий.

Монах и царь обезьян при первой встрече уверенно продемонстрировали свою несостоятельность в вопросе взаимного доверия. Ничего, кроме страданий они не испытали – страх со стороны монаха, пренебрежение со стороны царя обезьян и взаимное нежелание находиться рядом.

Как создать условия, которые максимально способствовали бы переменам этих героев? Очень просто! Что может быть лучше вынужденного нахождения противоположностей длительное время рядом с совместным продвижением по пересечённой местности и общей целью где-то за горизонтом?

Будда сделал-таки им предложение, от которого они не смогли отказаться.

И когда стало понятно, что придётся какое-то время потерпеть общество друг друга – каждый стал навязать своё мнение другому.

Доказывать свою правоту, страдая и причиняя страдание. А в это время выполнение общего дела было под угрозой.

Доверие должно быть полное. Доверие к мнению оппонента, особенно, когда оно противоположно собственному. Доверие к оружию оппонента – да, иногда слово надо подтверждать делом.

То есть, каждая из сторон должна прислушаться к другой, а не орать "заткнись", как царь обезьян на монаха.

Довериться, значит, понять, что ты останешься собой, даже если поступишь не так, как делал всегда, а как предлагает противоположная сторона. Но это уже высший пилотаж – та самая "невыполнимая" миссия.

А пока вместо того, чтобы сообща приближаться к цели, эти двое каждым своим шагом ставят под сомнение благополучный исход предприятия. Это, конечно, развлекает зрителей - противостояние монаха и царя обезьян увлекает и заставляет задуматься.

К тому же, если представить, что интеллект-монах и сила-царь обезьян объединились бы сразу - кому бы тогда сопереживала уважаемая публика? И не было бы той дороги, каждый шаг по которой – путь души.

Комментировать

Если вы хотите помочь сайту, то можете купить у нас рекламу или задонатить любую сумму:






Читайте также:

Первый российский интерактивный триллер «Она сердится» вышел на мобильных платформах

"Броненосец Потемкин" (1925) с музыкальным сопровождением Edison Studio

Отрывок из «Сценарист, проБуддись!» Натальи Поварёнкиной: «Провести персонажа по страницам сценария с любовью к нему, это значит держать под контролем причинно-следственные связи»

ВАКАНСИИ ИНДУСТРИИ: