Интервью с режиссером-документалистом Джузеппе Романо

08 Март 2019
Интервью с режиссером-документалистом Джузеппе Романо

В конце февраля в Третьяковской галерее состоялась премьера фильма «Тинторетто: Бунтарь в Венеции» итальянского режиссера-документалиста Джузеппе Доминго Романо, который перед показом ответил на вопросы CINEMOTION.


CINEMOTION: Вы режиссер-документалист, как Вы думаете, это востребованная профессия в кино, почему Вы ее выбрали?

Романо: Сейчас это работа не такая востребованная, но ты рождаешься с предназначением, которое потом тебя толкает дальше.

То есть это не только выбор?

Это ‒ не выбор, скорее страсть, которая была изначально, страсть к фотографии. Она приносит какое-то движение.

Как Вы пришли к профессии режиссера, опираясь, наверно, на итальянское кино и, вообще, на мировое?

Итальянское кино на очень высоком уровне, к нему сложно подобраться. Оно, в принципе, изначально считается основным в Италии. Я пришел к документальному кино, но потом я стал присматриваться к фильмам об искусстве, заниматься музыкальными проектами и сейчас уже занимаюсь театром.

Как сегодня развивается документальное кино, и удается ли привлечь зрителей смотреть этот жанр?

Фильм «Тинторетто: Бунтарь в Венеции», с которым я приехал в Россию, один из представителей итальянского документального кино об искусстве, но на самом деле количество документальных фильмов в Италии очень мало, на мой взгляд. Правда, сейчас открылась, можно сказать, новая эра в показах документального кино. Например, тот же «Тинторетто», на него удалось собрать большие залы. В Италии его показывают в 370 залах, а в целом по миру ‒ в 2500. Он переведен на восемь языков.

Кроме того, что касается документального кино, сейчас идет работа над фильмом о Чехове, мы сейчас снимаем здесь, в России.

В прошлом году мне довелось побеседовать с другим итальянским режиссером Себастьяно Ризо. Он собирался экранизировать сюжет, возможно, связанный с природой или чем-то, что его вдохновит в России. Может быть, это «итальянская мечта режиссера» – снять что-нибудь о России?

Сама русская литература и пейзажи уже способствуют желанию воплотить что-то из них в жизнь и не только в документальном фильме. Две недели назад мы путешествовали от Ростова-на-Дону до Москвы для съемок фильма о Чехове. Мы были в Мелихово, и нам сказали, что мы первые за долгое время снимали там на телекамеры. А сами пейзажи по пути давали вдохновение и осмысление возможностей работы над какими-то новыми проектами, рассказами об известных личностях, таких как Толстой, Достоевский и другие.

У нас действительно много недорассказанных историй, имею в виду известных личностей от искусства, о которых снято и говорится совсем мало, если совсем ничего. Как с этим обстоят дела в Италии?

В Италии дела обстоят также. Деньги на документальные проекты выделяют очень неохотно. Например, тот же зародившийся в Италии проект фильма о Чехове, но съемки которого проходят в России, финансируется неохотно, хотя нужны далеко не самые большие средства. Но все равно есть интерес и есть еще большее желание развивать документальное кино посредством подобных проектов.

Наблюдая за пейзажами нашей страны, у Вас появляется желание снимать и показывать зрителям истории о реальных, живших здесь когда-то, людях. А как Вы думаете, режиссер в кинодокументалистике ‒ это наблюдатель или абсолютный творец?

Вы задали на самом деле интересный вопрос, потому что, например, данный проект ‒ это не столько документальный фильм, сколько полудокументальный, там есть сцены, снятые с актерами. Кроме того, он изначально был прописан {комментарий - в сценарии}, и мы отталкивались от того, что было написано. Исходили именно из написанного. Можно сказать, что работа кинодокументалиста ‒ это нечто среднее между наблюдением и творчеством.

То есть, это всегда баланс?

Да, именно.

Вы говорите, что документальное кино занимает довольно узкий пласт – как у Вас в стране, так и у нас. Что необходимо сделать, чтобы вывести этот жанр к новым рубежам творчества и понимания?

Это зависит от того, какой документалист и о чем снимает. Такие фильмы как «Тинторетто» ‒ они более востребованы, есть люди, которые заинтересованы, чтобы рассказывалось о таких известных деятелях искусства. Нам очень повезло, что мы выбрали съемку кино о Тинторетто или Чехове, и нашим спонсорам это понравилось, и они готовы были вложиться. Но нам понадобилось два года на разработку подобного проекта о Тинторетто, довольно долгий срок. Для работы документалиста не достаточно только таланта и желания, есть много преград: время и поиск спонсоров, готовых вложиться… Много чего.

С профессиональной точки зрения оцените: какая длительность подготовительного периода требуется Вам перед съемками (знакомство с темой, материалами и источниками). Как Вы делаете подготовку и консультации, как подбираете съемочную команду? Какой основной состав команды, с которой Вы обычно работаете над фильмом?

Подготовка для данных проектов требует, как минимум, от одного года до полутора лет. Во время съемок «Тинторетто» мы сотрудничали и консультировались с автором книги о нем, она писала свой труд десять лет. У нас была база, на основе которой мы могли снимать. Параллельно мы вели свое исследование, обращались в архивы Венеции и к другим источникам. Также было и с проектом о Чехове, когда появилась эта идея.

А что касается съемочной группы, то она изначально подобрана, уже сложилась, не меняется. Остальной состав ‒ полностью зависит от текущего проекта и финансирования.

Выполняете ли Вы во время съемок не только режиссерскую работу, а, допустим, операторскую или монтажную работу?

Да, я всегда в творческом процессе активен, подключаюсь ко всему, делаю работу и оператора, снимаю, ищу ракурсы, монтирую что-то. Моя страсть рождена из фотографии, поэтому я всегда включен во все процессы, постоянно нахожусь в действии, постоянно что-то поправляю. Это мои собственные проекты, и я являюсь в некоторых из них еще и художественным руководителем.

К чему Вы больше тяготеете: к итальянской классике или европейским направлениям артхауса, а может быть, к англоамериканскому эталону типа BBC?

Сейчас мой взгляд больше направлен за границу, естественно, потому что в Италии кино сейчас менее подвижно, в нем меньше изменений, чем в международном, но если брать за основу, то итальянская классика 50 ‒ 60-х годов, она до сих пор актуальна и до сих пор, даже сейчас, к ней делают какие-то отсылки. И даже, если посмотреть нынешних номинантов на престижные премии, например, фильм «Рома» снят в Мексике про мексиканский же квартал, но все равно, понятно, что он относится неким образом к Италии. Потому, что есть схожесть жестов, схожесть в образе творения и так далее.

Как Вы понимаете выражение «творческий кризис»? Случалось ли подобное у Вас?

На самом деле кризисы случаются, разные, рабочие, любовные и так далее… Но мне повезло, потому что вокруг меня есть люди, которые мне всегда помогают и поддерживают. Благодаря им, я продолжаю что-то делать. Даже с «Тинторетто» были подобные кризисы, но меня убедили, что надо идти вперед. Поэтому, когда есть рядом люди, с которыми можно творить, можно работать дальше, несмотря не на что.

Вы правы, своевременная поддержка близких и надежных людей – многое значит. Какие Ваши творческие планы в ближайшем будущем?

Один из будущих проектов, как раз по Чехову, о котором мы с Вами уже говорили, он сейчас в разработке. По нему мы уже два года снимаем, и этот процесс все еще длится. Надеемся, когда закончим, в следующем году, привезти его в Москву. Это было бы очень здорово. Есть еще проект, который мы снимали с Васко Росси – это знаменитый итальянский певец, и он хочет сделать очередной рекорд: шесть дней подряд собирать огромные стадионы, это будет мировой рекорд, скажем так.

Что Вы, человек с опытом в кинопрофессии, порекомендуете тем людям, которые еще учатся в киношколах или только вступают на путь режиссера документального кино?

В Италии у меня тоже есть своя школа, я обучаю режиссуре, у меня много молодых учеников, и проблема нынешнего поколения в том, что сейчас все хотят сразу делать. Никто не хочет учиться. И я всегда даю такой совет: прежде, чем что-то делать, нужно хорошо это выучить, познать и, как говорил Чехов: «Делать дело нужно, но надо еще и знать что-то по этому поводу». Мой совет такой: за делом всегда должно стоять знание.


Сегодняшнее поколение думает, что снимать – это тоже самое, что выложить в Instagram, сразу, что получилось, то и выложил.


То есть, ты снял, и все нормально. Когда я начинал что-то делать, то начинал с малого: маленькое видео, музыкальный отрывок, короткометражный фильм, только потом шел к большим проектам и высотам. Но где это все заканчивается, где максимум того, что можно сделать, этого никто не знает.

 

Комментировать

Если вы хотите помочь сайту, то можете купить у нас рекламу или задонатить любую сумму:






Читайте также:

Премьерный бенефис женщины-супергероя вселенной Marvel

«Власть» ‒ лучший фильм по гриму

Кино.Платформа Pontential запускает сценарный конкурс короткого метра 2019

ВАКАНСИИ ИНДУСТРИИ: