Хоть строчечку ты напиши: пути выхода из творческого кризиса

06 Январь 2019
Хоть строчечку ты напиши: пути выхода из творческого кризиса

Как бороться с пресловутым писательским блоком? Какие упражнения помогают совершенствовать творческое мышление? Советы известных режиссеров, сценаристов и преподавателей киношкол, мнения знаменитых писателей, а также подборка фильмов на эту тему— в материале CINEMOTION.


Новый документ. Мертвая тишина. Желанное одиночество. Идеальный порядок. Сейчас я начну писать самую захватывающую, искреннюю и сильную историю! И Соркин обзавидуется, и Тарантино! А Макки с Воглером, подмигнув, дружески похлопают по плечу... И Голливуд, и улыбки, и аплодисменты… А вот уже и Оскар в дрожащих руках: благодарю съемочную группу, родителей, друзей, кота… Но отчего-то строки не льются, нацеленные на клавиатуру пальцы тянутся за шоколадкой, а обозленное эго подсказывает: «Всё ясно — творческий кризис».

Многие кудесники слова полагают, что если вышеописанные муки вам незнакомы, то значит вовсе вы не писатель, да и вообще не творец. Истинному демиургу положено мучиться и страдать: периоды самозабвенного вдохновения неизбежно сменяются фазами опустошающего кризиса. Однако немало и тех, для кого writer’s block не что иное, как отговорка лентяя или пижонство любителя, а то и просто выдумка неудачника.

Что же такое творческий кризис? Высокая болезнь гения? Банальный писательский затык? Состояние души лентяя? Тяжелый случай прокрастинации?

Википедия подсказывает, что «творческий кризис —  это состояние, в котором автор теряет способность создавать новые произведения или переживает творческий спад». Источников пребывания в этом досадном состоянии масса: исследователи выделяют биографические, мировоззренческие, духовные и социально-политические причины. С корнями упадка творческих способностей всё более или менее ясно, чего не скажешь о способах борьбы с ним.

Так как же справиться с творческим кризисом? Для начала дадим слово прославленным писателям: признанным классикам мировой литературы и современным авторам, жгущим глаголом сердца миллионов читателей по всему миру.

Марк Твен. Маленькие задачи.

«Чтобы двигаться вперед, нужно начать. А чтобы начать — разбить сложные, подавляющие задачи на небольшие, легко решаемые, и затем начать с первой».

Эрнест Хемингуэй. Одна настоящая фраза.

«Иногда, принимаясь за новый рассказ и никак не находя начала, я садился перед камином, выжимал сок из кожуры мелких апельсинов прямо в огонь и смотрел на голубые вспышки пламени. Или стоял у окна, глядел на крыши Парижа и думал: «Не волнуйся. Ты писал прежде, напишешь и теперь. Тебе надо написать только одну настоящую фразу. Самую настоящую, какую ты знаешь». И в конце концов я писал настоящую фразу, а за ней уже шло все остальное. Тогда это было легко, потому что всегда из виденного, слышанного, пережитого всплывала одна настоящая фраза».

Джон Стейнбек. Пишите для близких.

«Представьте, что вы пишете не своему редактору или читателям, а близкому человеку, например, вашей сестре, матери или кому-то, кто вам нравится».

Майя Энджелоу. Убедите музу.

«Что я пытаюсь делать — это просто писать. Я могу в течение двух недель писать что-то вроде: «Кот сидел на коврике, а не крыса, вот так-то». Это может быть самый скучный и ужасный материал. Но я пытаюсь. Пишу. А потом муза будто убеждается в том, что мои намерения серьезны, и говорит: «Хорошо. Хорошо. Я приду»».

Хилари Мэнтел. Отвлекитесь, не нарушая одиночества.

«Если вы «застряли», вставайте из-за стола. Пройдитесь, примите ванну, поспите, испеките пирог, порисуйте, послушайте музыку, помедитируйте, сделайте зарядку. Делайте что угодно, но только не зацикливайтесь на кризисе. Но не звоните друзьям и не ходите на вечеринки. Если вы это сделаете, слова других людей займут то место, где должны быть ваши потерянные слова. Откройте для них окно, создайте пространство. Будьте терпеливыми».

Элизабет Гилберт. Продолжайте работать.

«Я не сижу в ожидании страстного порыва вдохновения. Я продолжаю стабильно работать, потому что считаю, что привилегия людей — продолжать творить. Прежде всего, я продолжаю работать, потому что верю, что творческое чутье всегда пытается найти меня, даже когда я потеряла его из виду».

Энн Ламотт. Разомнитесь и расслабьтесь.

«В такие моменты я призываю моих учеников написать одну страницу. Это может быть что угодно: триста слов воспоминаний или снов или поток сознания о том, как сильно они ненавидят писать — без всякой цели, смеха ради, просто чтобы размять суставы пальцев, только потому, что они взяли на себя обязательство писать по триста слов каждый день. В плохие дни и недели отпустите ситуацию… Ваше бессознательное не может работать, когда вы стоите у него над душой. Вы будете сидеть и нашептывать ему: «Ну что, готово?» Но оно пытается мило вам сказать: «Заткнись и уходи».

Малкольм Гладуэлл. Снижайте ожидания и не спешите.

«Я борюсь с писательским блоком, снижая свои ожидания. Я думаю, что неприятности начинаются, когда вы садитесь писать и воображаете, что достигнете чего-то волшебного и великолепного — а когда этого не происходит, возникает паника. Решение — никогда не воображать, что вы достигнете чего-то волшебного и великолепного, Я пишу немного, почти каждый день, и, если это приводит к двум, трем или (в удачный день) четырем хорошим абзацам, я считаю себя счастливчиком. Никогда не пытайся быть зайцем. Да здравствуют черепахи!

Орсон Скотт Кард. Ищите корень проблемы.

«Писательский блок — это мое бессознательное, говорящее мне, что то, что я только что написал, неправдоподобно или неважно для меня, и я решаю эту проблему, возвращаясь и заново изобретая часть того, что уже написал, таким образом, что история становится правдоподобной и интересной для меня. Тогда я могу продолжать. Из творческого кризиса не выйти путем принуждения себя «писать через него», потому что вы не решили проблему, из-за которой ваше подсознание восстало против истории, так что оно все равно не будет работать— ни для вас, ни для читателя».

Это были вдохновляющие советы, а теперь несколько отрезвляющих замечаний.

«Не стоит ждать вдохновения, за ним надо гоняться с дубинкой». Джек Лондон

 «Нет такого понятия, как писательский блок. Оно было изобретено людьми в Калифорнии, у которых не получалось писать» Терри Пратчетт

«Знаете, это все из-за перфекционизма. Он очень опасен. Потому что, конечно, если твоя преданность перфекционизму слишком сильна, ты никогда ничего не сделаешь. Это действительно трагедия в какой-то степени, потому что тебе приходится жертвовать великолепной, идеальной картиной в твоей голове ради того, что получается в реальной жизни. Пару лет я действительно сражался с этим». Дэвид Фостер Уоллес

«У профессиональных писателей нет муз; у них есть ипотека.» Ларри Каханер

«Творческий кризис? Я слышал об этом. Это когда писатель не может писать, да? Тогда этот человек больше не писатель. Извините, но эта работа заключается в том, чтобы вставать каждое чертово утро и писать». Уоррен Элис

«Прекрасная черта писательства — это то, что тебя всегда ждет чистый лист. Ужасная черта писательства — это то, что тебя всегда ждет чистый лист». Джоан Роулинг

«Я научилась писать вне зависимости от настроения. Было бы легко сказать: «О, у меня творческий кризис, о, мне нужно подождать мою музу». Я так не делаю. Прикуйте музу к своему столу и сделайте работу». Барбара Кингсолвер

«Писательский блок… Можно было бы избежать громкой чепухи, если бы в каждом предложении слово «писатель» заменить словом «водопроводчик», и проверить, имеет ли смысл то, что получилось. У сантехников бывает сантехнический блок? Что бы вы подумали о водопроводчике, который использовал это в качестве предлога, чтобы не делать никакой работы? Дело в том, что писательство — это тяжелая работа, и иногда вы не хотите ее выполнять, и вы не в состоянии думать о том, что писать дальше, и вам надоел весь этот чертов бизнес. Думаете, водопроводчики не чувствуют то же самое время от времени? Конечно, будут дни, когда строки не польются рекой. Тогда просто сделайте это — пишите…

Творческий кризис — состояние, которое влияет на любителей и людей, которые не относятся к писательству серьезно. То же самое можно сказать и о боготворимом любителями вдохновении. Иными словами, профессиональный писатель — это тот, кто пишет одинаково хорошо в периоды вдохновения и его отсутствия». Филип Пулман

Приняв во внимание советы и замечания знаменитых литераторов, обратимся к деятелям киноиндустрии: современные режиссеры, сценаристы и преподаватели киношкол рассказали CINEMOTION о способах борьбы с писательским блоком и поделились техниками развития творческого мышления.

Изабель Штевер, режиссер, сценарист, преподаватель Немецкой академии кино и телевидения DFFB

Что, на Ваш взгляд, способствует развитию творческого мышления?

Для меня, и это, конечно, не универсальное правило, источником вдохновения всегда была реальная жизнь, и я действительно люблю записывать то, что вижу и то, что считаю интересным, думать о людях, смотреть на них и представлять истории с их участием. Я думаю, что если ты хочешь создать историю о себе, то сотворишь более честную историю, если будешь писать о ком-то другом. Так что смотрите на людей, пытайтесь их понять, помещайте их в различные ситуации у себя в голове, замечайте, как они реагируют, наблюдайте за вещами, которые вас интересуют, и записывайте это. То, что вы записали, возможно, никогда не появится в вашей будущей истории, но это тренирует ваш мозг создавать, формировать личный взгляд на окружающий мир. Это мой совет — наблюдать за миром вокруг, потому что это обогащает нас.

Как Вы боретесь с творческим кризисом?

«Творчество — есть непрерывный переход от одной неудачи к другой. Общее состояние творящего — неопределенность, неизвестность, неуверенность в завтрашнем дне, издерганность» (эту цитату Льва Шестова Изабель произносит по-русски – прим. ред.). Я сталкиваюсь с творческим кризисом время от времени. Иногда, когда ты в глубоком отчаянии, ничего другого не остается. У кризиса есть интересная черта — ты знаешь, что это нормальное явление, но тем не менее это упадок, коллапс, так что в моменты кризиса ты больше не осознаешь, что это нормально. Я не уверена, что порекомендовала бы этот образ жизни кому бы то ни было, особенно моему сыну. Ему 25 сейчас, он поступил в киношколу и изучает режиссуру, и я не уверена, что этому рада, но он кажется очень счастливым.

Филип Грёнинг, режиссер, сценарист

В начале моего фильма «Жена полицейского» есть сцена, в которой герои идут гулять в лес. Локация была замечательная, но когда я оказался в этом пространстве, то вдруг почувствовал: «Я совсем не знаю, как снимать эту сцену, это просто не сработает». Я даже позвонил Элфи Микеш (австрийско-немецкий фотограф, кинооператор и режиссёр — прим. ред.) и сказал: «Слушай, я больше не могу снимать, ты должна приехать и встать за камеру» (Филип Грёнинг выступает в качестве оператора и монтажера своих картин — прим. ред.). Я был в таком отчаянии — просто не знал, что делать. В течение двух часов я не мог начать снимать, а потом, к счастью, пошел дождь, так что у меня появилась возможность сказать всей команде, что мы не будем снимать из-за погодных условий. Но в действительности это было лишь оправдание, потому что я почему-то просто «потерял» эту сцену. День спустя мы работали над другой сценой, и каким-то образом мне удалось разобраться в том, как снимать ту самую.

Иногда бывает, что ты просто не знаешь, что делать. По правде говоря, единственное, что поможет в этом случае, — разговор с кем-нибудь, кому ты доверяешь. На съемках необходим человек, которому ты полностью доверяешь, с которым у тебя налажено идеальное взаимопонимание, — это единственный способ бороться с такого рода трудностями.

Себастьяно Ризо, режиссер, сценарист

У меня случались кризисы с продюсерами, дистрибьютерами, сценаристами, но никогда не было творческих кризисов. Потому что мы окружены историями и потенциально всё интересно. Никогда не понимал, что означает «творческий кризис». Сейчас я работаю одновременно над двумя фильмами. Снять их параллельно – невозможно. Но как могут быть кризисы, когда ты находишься в гармонии с собой и знаешь, что тебя интересует и как это осуществить. Кризис может случиться тогда, когда ты пошел на множество компромиссов и больше не знаешь, кто ты такой. Тогда ты потерял компас и не имеешь представления о том, куда идти. Поэтому важно как можно сильнее сопротивляться обстоятельствам и нести вперед свою поэтику. 

Елизавета Трусевич, режиссёр, сценарист, преподаватель истории кино и сценарного мастерства (МГУ им. Ломоносова, ГИТР им. М.А. Литовчина)

Что, на Ваш взгляд, способствует развитию творческого мышления?

Мозаичность интересов. Сергей Эйзенштейн видел природу кино и монтажа в японской гравюре, в викторианском театре, в английской карикатуре, в китайском иероглифе, в поэмах Пушкина… и этот список можно продолжать. В эпоху постмодерна необходимо быть всеядным…

Как Вы боретесь с творческим кризисом?

Когда я училась во ВГИКЕ, мой мастер – Анатолий Яковлевич Степанов, сценарист, ввел запрет на слово «творчество» в стенах нашей мастерской. И это я усвоила навсегда. Драматургия, режиссура – это профессия, а не хобби. Поэтому, как и во всякой профессии, есть рутина. И качество того, что ты создаешь во время рутины определяется профессионализмом. Это вовсе не отменяет, так скажем, моментов «Болдинской осени», но впадать в зависимость от этих моментов нельзя. «Болдинская осень» не наступит еще без трех рутинных времен года…

Какие упражнения или техники помогают совершенствовать творческое мышление?

Во ВГИКЕ нас приучили смотреть много фильмов. В день выходило примерно три, а то и больше. Я стараюсь не сбавлять оборотов и сейчас… Много смотреть, много читать, интересоваться самыми неожиданными вещами. Где-то в потоках информации спрятаны великие истории! При этом я думаю надо в меньшей степени работать с «личным» материалом – то есть идти от собственных чувств, переживаний… Это скорее характерно для поэзии, возможно для прозы и в меньшей степени годится для кинодраматургии.

Александр Талал, сценарист, куратор курса «сценарное мастерство» в Московской Школе Кино

Волшебных таблеток от писательских затыков не существует. Все решения, какие есть – по сути, преодоление, самосовершенствование. Я где-то уже говорил: чтобы заставить себя писать, нужно просто заставить себя писать. Если вроде бы уже и заставил, и всё равно ничего из себя не выдавливается – пиши что угодно, только не смотри на пустой лист, потому что если долго смотреть на пустой лист – перед тобой рано или поздно окажется фейсбук. Возьми своего героя, дай ему полную свободу, не надо сразу писать гениально, пусть просто льются строчки. Не можешь сообразить, что делать с врачом – ну сделай его пиратом на сегодня. Куда поместить пирата? На корабль? Слишком очевидно. Ну пусть он бредёт по пустыне Сахаре. Непонятно, что дальше делать с ним в пустыне? Добавь кого-нибудь. Джинна, погоню, девушку, бедуинов, клад, говорящего верблюда. Глядишь, на двадцати пяти страницах графомании наберутся три ценные идейки.

Если расширить этот эксперимент, есть такой метод Уолта Диснея. Организуйте себе три разных пространства. Не поленитесь, сделайте. Пусть это даже будут три разных стула в разных углах комнаты. Или один — на балконе у портрета Эйнштейна с высунутым языком, второй — на кухне у календаря, третий — в рабочем кабинете под полкой с Энциклопедией Кино.

Один из этих стульев будет рабочим местом МЕЧТАТЕЛЯ. Там вы можете позволять себе все, что угодно. Нет ограничений! В вашем произведении возможно всё! Уберите контроль, уберите внутреннего критика, дайте волю фантазии, делайте так, как душа желает! Поработайте там, накидайте новых разнообразных идей, запишите их. Это и будет ваш пират в пустыне (или, как у Блейка Снайдера, «папа римский в бассейне»). Дальше пересядьте на место РЕАЛИСТА и посмотрите на проделанную работу трезво и прагматично. Перед вами стоит задача — спланировать реализацию этих идей. В какой форме это возможно, в какие сроки, под каким соусом, какие нужно предпринять шаги. Не зарубайте идеи Мечтателя на этом этапе. Не говорите «нет», скажите «да, и вот каким образом». Для сценариста, возможно, это значит конкретизировать записанные идеи, систематизировать, развить, обосновать. Наконец, переместитесь снова и включите КРИТИКА. Теперь вы должны взглянуть на всё, что получилось у ваших альтер-эго, и оценить проделанную работу на предмет сильных и слабых мест, интересности идей, найти проблемы и ошибки. Повторить по мере необходимости.

Ещё один способ, который точно действует – замена «активного думанья» на «думанье прикладное». Своим студентам я твержу из года в год: как только вы получили задание, в этот же день садитесь его выполнять. Посчитайте, сколько дней у вас осталось до дедлайна, заложите часть времени на непредвиденные подвохи и последние ревизии, поделите объём работы на оставшиеся дни и каждый день выполняйте план. Это почему-то очень трудно. То ли лень, то ли самонадеянность, то ли страх пустого листа. «И за какое время вы это написали?» спрашиваю в итоге. Потупив взгляд: «За два дня…». «А почему не за две недели, которые у вас были?» «Я всё это время ходил и думал». Вот это я и называю «активным думаньем». Не без иронии, потому что активного в этом подходе мало.

Может показаться, что пока ещё записывать нечего. И что, естественно, ничего не остаётся, кроме как ходить и придумывать, что записать. Эти размышления будут абстрактны. Вы не видите их упорядоченными на бумаге, чтобы проанализировать, рассортировать, углубить, и так далее. Но у вас уже точно есть мысли и соображения по поводу вашей истории, и это становится ясно, как только вы садитесь за компьютер и начинаете их записывать. Можно вразнобой. Может, вместо того, чтобы ломать зубы о монолит структуры фильма или высасывать из пальца ответственный первый эпизод, вы представите себе какую-то яркую конкретную сцену из середины. (Часто – уже представили!) Или фразочку, здорово характеризующую одного из персонажей. Или у вас есть понимание финала, и вы в формате потока сознания записываете свои соображения, как в таком случае должны выглядеть сюжет и тема фильма. И вдруг вы обнаруживаете, что вам есть что сказать. И как только что-то записано на бумаге, процесс пошёл, новые мысли потянулись вереницей.

Елена Сазанович, писатель, драматург, сценарист

Творческое мышление формирует только талант. И он дан от Бога — не от нас. Талант — это вещь уникальная. Ее произвести невозможно, никакими технологическими проектами. Как можно упражнениями совершенствовать талант? Это бред. Он есть или его нет. Я понимаю, сейчас все возможно, с помощью компьютера.  Но — талант останется, а люди в компьютере без таланта — нет. Не останутся, поверьте. Творческое мышление формирует дух. Дух души. Дух тела. Дух окружающего мира. И дух природы. И Вселенной…

Творческий кризис? Это очень большая боль для любого творческого человека. Чем он вызван? Разные варианты.  Есть отчаяние от личных проблем. Есть отчаяние от того, что просто государство или не принимает. Или не видит. А выход один. По-технологически. Откройте утром окно. И там обязательно запахнет сиренью. И тогда вы поймете — выход есть. Или через окно, за сирень. Или просто выйти за дверь. Но я не знаю, кто за ней ждет, увы...

Константин Майер, сценарист, продюсер

Никогда не сталкивался с творческим кризисом. Однажды мы устроили авторские «сборы» в Португалии. Мы с Николаем Куликовым и Алексеем Нужным полетели в Португалию на два месяца, чтобы написать сериал «Толя-робот» и еще выполнить кое-какую работу. Тогда я вдруг понял, и для меня это было откровением, что я могу бесконечно сочинять. Наоборот, я от этого получаю огромное удовольствие: придумывать, обсуждать, докручивать новые идеи. У меня есть только такая проблема: когда нужно писать первый драфт, мне необходимо настроиться, собраться. Но опять же это связано не с моей ленью, а с тем, что мне нужно помучиться и пострадать: я думаю, думаю, думаю об истории, потом сажусь за работу, и тот первый драфт, который пишу, мне реально нравится. То есть на самом деле, не записывая текст на бумагу, я все это время пишу в голове. Если говорить о прокрастинации, можно прочитать целые книги про то, как с ней бороться. Например, есть метод помидора (техника управления временем, предполагающая разбиение задач на 25-минутные периоды, называемые «помидоры» — прим. ред.). 25 минут посидеть и поработать— ерунда. Самое сложное — начать. Начните, и все пойдет.

Ну что, уже слышите шелест платья долгожданной музы? Нет? Не отчаивайтесь! Посмотрите фильмы из представленного ниже списка и черкните пару строк о вашем творческом кризисе. Как справедливо заметил Чарльз Буковски, «писать о творческом кризисе лучше, чем вообще ничего не писать».


20 фильмов, в которых затрагивается проблема творческого кризиса:


 «8 с половиной», 1963 (Федерико Феллини)

«Интерьеры», 1978 (Вуди Аллен)

«Амадей», 1984 (Милош Форман)

«Ангел за моим столом», 1990 (Джейн Кэмпион)

«Бартон Финк», 1991 (Джоэл Коэн, Итан Коэн)

«Влюбленный Шекспир», 1998 (Джон Мэдден)

«Адаптация», 2002 (Спайк Джонс)

«Американское великолепие», 2003 (Шари Спрингер Берман, Роберт Пульчини)

«Дикари», 2007 (Тамара Дженкинс)

«Нью-Йорк, Нью-Йорк», 2008 (Чарли Кауфман)

«В доме», 2012 (Франсуа Озон)

«Руби Спаркс», 2012 (Джонатан Дэйтон, Валери Фэрис)

«Бёрдмэн», 2014 (Алехандро Гонсалес Иньярриту)

«Такса», 2015 (Тодд Солондз)

«Последний портрет», 2016 (Стэнли Туччи)

«Гранд отель», 2016 (Арилд Фрёлих)

«Основано на реальных событиях», 2017 (Роман Полански)

«Призрачная нить», 2017 (Пол Томас Андерсон)

«Призраки Исмаэля», 2017 (Арно Деплешен)

«Дом, который построил Джек», 2018 (Ларс фон Триер)

Комментировать

Если вы хотите помочь сайту, то можете купить у нас рекламу или задонатить любую сумму:






Читайте также:

История Второй мировой войны в деталях на телеканале HISTORY

Beat Film Festival объявляет программу Beat Weekend в 15 городах

В Россию приедет самый масштабный фестиваль фантастического кино

ВАКАНСИИ ИНДУСТРИИ: