Эдвард Уолд: «Я не хочу снимать проходное кино»

25 Сентябрь 2018
Эдвард Уолд: «Я не хочу снимать проходное кино»

Эдвард Уолд, молодой режиссер и сценарист, подробно рассказал в интервью CINEMOTION, как комар вдохновил его на создание фильма, как пришла идея пригласить в свой дебютный проект Николая Дроздова, о непростых актерских задачах, а также пофилософствовал на тему командной работы в кино и доверия к миру.


Расскажи немного о себе.

Изначально я вообще думал, что я музыкант, композитор, и начал писать музыку для короткометражек, для рекламы, был свой сольный музыкальный проект, где я пел и играл на гитаре, и когда мы с другом своими силами снимали музыкальный клип на одну из песен, где я выступил в роли сценариста, режиссера и актера, я такой кайф получил в процессе съемок, влюбился в режиссуру, и понял, «вот мое предназначение». А когда пошел в киношколу, думал, что смогу совмещать композиторство и кинорежиссуру. Но, начав глубже общаться с профессиональными музыкантами, понял, что я не музыкант, что в этом деле далеко не пойду, и полностью сконцентрировался на кино. Параллельно с последними курсами ФинАкадемии, два года учился в киношколе “Артерия кино” на сценарно-режиссерских курсах, у Сергея Викторовича Тютина и Владимира Михайловича Аленикова, там мы проходили всю базу кинопроизводства, режиссуру изображения, повествования, времени, мизансцену, актерское мастерство. Снимали много этюдов, курсовых работ, и после окончания обучения я снял свой первый короткометражный фильм в Берлине, в рамках международного проекта KinoBerlino. Опыт был довольно стрессовый, но очень полезный.  

Как появилась идея фильма “Комар”?

Однажды ночью мне комар не давал уснуть, и я полночи пытался вычислить, откуда идет писк, но так и не смог. Утром был весь покрыт укусами. А через неделю история повторилась.


И в какой-то момент я на себя со стороны взглянул, и понял, что это очень комично смотрится: взрослый мужик, стоит неподвижно в три часа ночи посреди комнаты, в одних трусах, с включенным светом, с напряжением на лице, пытаясь услышать или увидеть, где же комар.


И так как спать он мне всё равно не давал, я и начал писать сценарий, той же ночью, под стимулирующий комариный писк. Так что можно сказать, что тот комар вдохновил меня на создание этого фильма, и в каком-то смысле, фильм посвящается ему. Не знаю, жив он или нет, увидит ли когда-нибудь этот фильм.

Как шёл процесс написания и развития истории?

Сперва я думал снять простую комедийную миниатюру, легкий веселый скетч, как парню мешает спать комар. Затем главный герой стал музыкантом с абсолютным слухом, для усиления конфликта. И прототипом стал мой товарищ-сослуживец, с кем мы служили в военном оркестре. И вот такая история: музыкант хочет хорошенько выспаться перед завтрашней генеральной репетицией симфонического оркестра, но его планы рушит Комар. Всё понятно, просто и весело. Но пока идея была еще в зачаточном состоянии, я постепенно начал углубляться в различные философские учения, и однажды, в январе 2017 года, во мне произошел сильный внутренний переворот, трансформация, после чего я уже не мог оставить фильм в примитивном состоянии, и чтобы не делать «проходное кино», я продолжил дорабатывать сценарий, добавляя туда больше смыслов, и выражая через эту простую форму все актуальные глубинные вопросы мироздания и смысла человеческой жизни, которые были в моей душе.


Таким образом, из пятиминутной миниатюрки история превратилась в 15-минутную философскую драмедийную притчу.


И сам процесс создания фильма оказался для нас важным процессом роста, не только профессионального и личностного, но и духовного, когда тебе необходимо уже не только на словах, но и в деле, действием подтверждать свою преданность истине, и тому, во что ты искренне веришь.

Со всеми этими скрытыми смыслами взаимодействие происходит между двумя главными героями, это человек и комар? Наверное, это не очень простая актерская задача, ведь у актера антагонист – комар? Как вы выбирали актера, и как работали над ролью?

У нас уже был опыт совместной работы с Ярославом Штефан. И тот опыт для нас оказался крайне положительным, я тогда отметил для себя широкий актерский потенциал Ярослава, что как только появилась идея фильма, сразу предложил ему эту роль. Огромным плюсом для нашей картины было то, что Ярослав сам является преподавателем и руководителем Школы актерского мастерства по технике Михаила Чехова “Chekhov Players”, поэтому при работе над ролью он часто использовал разные приёмы, дарованные нам в наследство Чеховым, например, для создания образа главного героя, виолончелиста Романа Ковринского, Ярослав брал Психологический Жест от виолончели, а в сцене резкого эмоционального взрыва подключал воображением Атмосферу огня. Вся съемочная команда была в шоке и восторге от увиденного. И так же у Ярослава сильно развито чувство правды, поэтому если вдруг в каком-то дубле он слегка сфальшивил, или задача не до конца корректно поставлена, он сразу это подмечает, и это задавало нам необходимый уровень остроты восприятия во время съемок. Конечно, актерам легче, когда есть живой партнер, есть живое взаимодействие, есть, с кем работать, от кого идти. А в нашем случае, мало того, что партнер – комар, так его еще и не было в реальности. И это была настоящая проверка силы воображения, но Ярослав смог сделать это гармонично. Хотя это и не удивительно, так как он за последние годы провёл очень глубокое изучение техники Михаила Чехова, стараясь докопаться до сути всех приёмов и способов репетирования роли, которые для нашего фильма оказались очень уместными и эффективными.

У тебя как у режиссера были какие-то сложности в процессе репетиций, в плане обсуждения роли и определения актерских задач?

Да, конечно, в некоторых аспектах были сложности. Начиная с того, что Ярослав - не музыкант. И для того, чтобы вживаться в роль виолончелиста, мы организовали несколько занятий по игре на виолончели, а также вместе ходили на музыкальные концерты в Московскую Консерваторию и Академию им. Гнесиных. Увидеть, чем живет герой, как он пришел к нынешней жизни, к чему стремится. А второй момент, который слегка выбивал нас из роли – это то, что Ярослав сам по себе – это огненный человек, страстный, воинственный, Марс, а нам нужно было, чтобы наш герой изначально был умиротворенным, интеллигентным, дружелюбным, чтобы в процессе фильма, по мере того, как в нем копится гнев, возникал контраст. Поэтому в первой половине фильма нам приходилось напоминать друг другу, какой у нас герой, снова возвращаться в образ. Мы не хотели, чтобы это получилась история «Ярослав в предлагаемых обстоятельствах». У нас был почти год перерыва между съемками, и когда мы смонтировали первую часть, то смогли увидеть, в каких кадрах надо было сделать героя чуть менее агрессивным, чуть менее озлобленным. И в этом смысле, нам, конечно, повезло, что была возможность на следующих съемочных днях переснять некоторые кадры.

Когда и как появилась идея пригласить Николая Дроздова в фильм?

Вот в этот период заморозки проекта была возможность смонтировать первую часть фильма и посмотреть на историю со стороны, освежить восприятие. И примерно через полгода ожидания досъемок фильма, когда я мылся в душе (а это место, где мне приходят основные творческие идеи), меня щелкнуло:


«Надо пригласить Николая Дроздова в фильм!».


Это была интуитивная догадка. И еще не зная, как это сделать, и возможно ли, я, выбежав радостный из душа, начал звонить и писать всем членам съемочной команды об этой идее. Всем она очень понравилась.

На какую роль вы его решили пригласить? Какова его цель в фильме?

Сначала идея была просто абстрактная, извне пришла. Что да как – не понятно, но «надо пригласить Николая Дроздова». И практика показала, что это было верное решение. Мы предложили ему роль камео, ведущего телепередачи про животных, который в самом начале фильма рассказывает интересные факты о комарах. И это реальные факты о комарах, которые мы нашли в недавних научных исследованиях.

То есть вы сами нашли эти исследования и написали отдельную сцену под Николая Дроздова, чтобы сделать ему предложение?

Да, я начал смотреть передачу «В мире животных», как Николай Николаевич рассказывает о насекомых, о животных, чтобы услышать стиль его речи, какие фразы он использует, и написать текст максимально аутентично под него. Затем добавили реальные научные факты, которые вы услышите в фильме. А дальше встал вопрос, как найти контакты Николая Николаевича и как его заинтересовать. И основное, на что я делал ставку, это на то, что наш проект, как потом говорил сам Николай Николаевич, по сути «экологический». Несколько месяцев я искал его контакты, слушал много интервью с ним, искал зацепки, как можно его найти, и когда узнал, что он профессор МГУ, то после долгих поисков через друзей вышел на его коллегу из университета, через которого я уже получил разрешение от Николая Николаевича написать ему на почту суть предложения и описание фильма. И я ему сразу написал письмо.

Отправил ли ты ему сценарий в письме?

Сценарий я не стал отправлять, но прикрепил синопсис, а в самом письме написал вкратце суть фильма, суть проекта, и почему я хочу его пригласить, почему для меня это важно, и почему это важно для фильма. И писал я искренне, как есть, как чувствовал сердцем, потому что, на мой взгляд, такие предложения должны идти от души, тогда есть шанс, что душа другого человека услышит призыв. Это не бизнес-схема, где люди прописывают алгоритмы и скрипты продаж. Тут надо быть максимально естественным, максимально гармоничным и истинным. Тогда может произойти коннект. И для меня его согласие на участие было как благословение на создание фильма.

Тогда еще практически ничего собранного для показа не было, но в письме мне главное было рассказать о проекте, об организационных моментах съемочного процесса, потому что мы прекрасно знали о плотном графике Николая Николаевича. Несмотря на то, что ему, как он говорит, «два по сорок», он ведет очень активную созидательную деятельность, поэтому мы сразу в письме прописали все основные моменты, такие как количество съемочных дней, количество локаций, текст ведущего. Так же мы предложили ему символический гонорар, хотя о финансовой стороне он никогда не говорил. Это была именно наша инициатива. И еще я написал, почему не вижу в этой роли никого другого, кроме него. Как можно приглашать другого актера на роль Николая Дроздова?

Его на его же роль...

Это ведь всё равно, что показывать в кадре природу. Вот перед тобой красивый водопад, и не нужен никакой текст, никакие объяснения, сама природа в форме дерева или водопада уже несет в себе мощную энергетику, конкретный смысл. Так же и здесь, одна первая секунда, где в кадре Николай Дроздов – это уже само по себе атмосфера, книга. В его образе отражен огромный пласт информации, где есть любовь к природе, любовь к живым существам, любовь к своему делу, к экологии, и практически у всех, кому мы показывали кадры фильма с Николаем Николаевичем, появляется теплый душевный отклик, который идет у нас еще из детства.

Сколько пришлось ожидать ответа?

Мы ждали месяц, но ответа так и не было. Мне друзья уже начали советовать, что лучше переспросить, дошло ли письмо, так как люди более старшего поколения не так часто проверяют почту. Снова попросил моего знакомого из МГУ замолвить за наш проект словцо. И еще раз продублировал письмо. Затем было несколько дней, когда мне звонили из разных кол-центров для проведения соц. опросов, для маркетинговых баз, и очередной раз услышав звонок с неизвестного номера, я уже с угрюмым недоверчивым голосом ответил на звонок. И первый вопрос, который я там услышал, был: «Эдвард Уолд или Эдвард Вальд?». Связь была не очень хорошая, и я не совсем понял, кто это прикалывается. «Что-то плохая связь, а кто это?». «Это тот, кто будет у вас в фильме ведущим». И тут, узнав его голос, я покрылся мурашками. Звонок от Николая Дроздова! Историческое событие! И мы с ним проговорили около получаса. Сначала он уточнил еще раз, что нужно для фильма. А потом начал рассказывать факты о животных, о комарах. Ощущение было, будто мне индивидуально провели передачу «В мире животных» по телефону. И вот первое, на что я обратил внимание, что он профессионал своего дела, как он обожает свою область изучения, и это очень заразительно. Еще Николай Николаевич помог нам найти студию для съемок. Когда мы обсуждали локацию, он сам предложил одну из студий, где он работает, где нам разрешили провести съемочный день.

То есть после первого звонка уже было понятно, что он согласен участвовать в проекте?

Да, уже с первой фразы это уже было понятно, по его позитивному настроению, по дружелюбной интонации. Мы еще несколько раз созванивались. И было забавно, когда мы встретились для знакомства и отсмотра локации, Николай Николаевич сам нас убедил не откладывать съемки в долгий ящик, а снять как можно скорее. И чудом у всех графики сложились так неожиданно удачно, что мы через пару дней оперативно организовали съемки, которые на этой адреналиновой волне прошли легко и весело. Мне понравилось, что Николай Николаевич нас всё время подбадривал.

Серьезно? Каким образом?

Он постоянно шутил, рассказывал анекдоты. И мне он дал очень важный совет, который остается очень актуальным и по сей день, что излишняя серьезность – ни к чему хорошему не приводит. И если бы это сказал какой-либо другой человек, можно было бы подумать, что при слишком легком отношении ко всему можно стать безответственным человеком. Но Николай Николаевич своим примером всё нам показал. Во время съемок мы видели его высокий уровень профессионализма, насколько он максимально включен в процесс. Он успевал и свои актерские задачи реализовывать, и органично импровизировать, и мои режиссерские пожелания внедрять, и еще между дублями шутить и всех приободрять. Он ни разу не пожаловался ни на что, несмотря на большое количество дублей и изматывающий съемочный процесс. И он говорил, что всё надо делать с юмором и легче. Благодаря ему на площадке создалась приятная дружеская атмосфера. До сих пор помню, как между дублями он шутливо спросил нас: «Ребят, простите, а найдется минутка для анекдота?». А я думал, что это будут самые сложные съемки в моей жизни, ведь первый такой опыт работы с известным человеком. Оказалось, всё наоборот.

Как прошла ваша первая встреча? До съемок он попросил у тебя посмотреть уже отснятые кадры фильма?

Мы встретились на студии, чтобы познакомиться и заодно посмотреть само помещение. Когда он меня впервые увидел, первая ассоциация у Николая Николаевича была, что я похож на Тимати, и мы посмеялись над моей бородой. Но в целом, сначала разговор шел трудно, холоднее, чем по телефону. Скорее всего из-за того, что мы выглядели как молодые начинающие кинематографисты, как студенты, и, возможно, у него возникали сомнения по поводу того, что от нас ожидать, и не рано ли он согласился на участие в этом эксперименте. Но потом, на середине встречи, мы спонтанно показали черновой монтаж первой части фильма, и это изменило ход диалога на 180 градусов и его восприятие нас, как съемочной команды. Он с таким удовольствием смотрел наши отснятые кадры, смеялся над героем, бегающим за комаром, восхищался подобранной музыкой. И это стало ключевым фактором в нашем дальнейшем общении.


Как-никак, мы же занимаемся аудиовизуальным искусством, и готовый результат, пусть даже кусочек – это в сотни раз лучше любых слов.


В итоге, как на фильм повлияло участие Николая Дроздова?

Я могу рассказать с двух позиций: первое – как изменилась сама история от добавления нового персонажа, телеведущего Николая Дроздова, а второе – как изменились съемочный процесс и атмосфера внутри нашей команды фильма. На истории это отразилось так, что Комар стал полноправным персонажем, живым существом, ведь как раз с ним нас знакомит в первой сцене Николай Николаевич. И он же выпускает Комара в самостоятельное путешествие по городу. Это добавило глубины в сюжет. Теперь это не просто безликий пищащий субъект. А что касается съемочного процесса, участие Николая Дроздова кардинально изменило наш подход к работе над фильмом. Если первые съемочные дни в атмосфере чувствовалось напряжение, суета, гордыня, то оставшиеся три смены прошли в атмосфере удовольствия от съемок. Николай Николаевич зарядил нас чувством свободы и легкости, уверенности и жизнелюбия. За это мы очень ему благодарны.

Получив такой опыт, что бы ты мог посоветовать молодым режиссерам, или что бы ты мог посоветовать самому себе, более молодому?

Первое, конечно же, это тот посыл, который я получил от Николая Николаевича – проще относиться ко всему. Вот эту важность происходящего сбрасывать. Ведь вместе с этим ты также поднимаешь важность своей персоны. А когда ты проще начинаешь относиться ко всему, и к себе в том числе, тогда ты и становишься командным игроком.


А кино – это командная работа. И к тому же, то, что должно произойти, оно произойдет.


Главное, быть включенным, осознанным, и не перекрывать излучение, которое идет изнутри, внутренний Свет, энтузиазм, горение, драйв. А то, что не должно произойти, оно не произойдет, как бы ты там не напрягался, сколько бы напряжения вы ни добавили в работе и в команде. Поэтому нет смысла перенапрягаться. А то, что дано, оно как вода льётся.

Второе – это командная игра. Слово Я надо по максимуму забыть. Слово Я меняется на слово Мы. Потому что по факту, это не Я делаю кино, это Мы делаем кино, кино делается. Не Я снял фильм, а Мы сняли фильм. Нужно время, чтобы перестроиться на такое мышление. За время съемок наша команда стала одним целым, мы начали понимать другу друга с полуслова, иногда даже со взгляда, даже мысли друг друга улавливать. Это бесценное чувство родства.

И еще важный момент – верить, что всё возможно. Вот на примере приглашения Николая Дроздова в проект. Изначально казалось, что это невозможно. Но есть такая фраза: «не спрашивай, возможно ли, а спрашивай, как?». Появилось уверенное желание, что, как минимум, мы должны попробовать. И я думаю, что для молодых режиссеров – это очень ценно, когда есть возможность пригласить именитых актеров в свой фильм. Так как это отражается на репутации проекта на всех стадиях производства. Становится намного проще договориться со всеми о чем угодно. Люди понимают, что это уже не какой-то «проходной» студенческий пробный проект, а в этом есть смысл, и что авторы проекта готовы вкладываться максимально, всеми своими ресурсами, и финансовыми, и энергетическими, и ментальными, и душевными.

А вообще, очень много дверей открытых есть, разбросаны по всему миру. Вопрос в том, что мы даже не пробуем постучать в них, не пробуем их открыть. Перед тем, как подойти к этой двери, мы нагружаем себя кучей-кучей проблем, «а дойду ли я до двери вообще до этой?», «а если я открою, а вдруг там дикие звери?», «а вдруг там обрыв, и я упаду?». А ты открываешь эту дверь, и там рай. По факту там рай. И мне понравилось, как рассказывает Кристофер Воглер в книге «Путешествие писателя». Чтобы Герою войти в особенный мир, нужно пройти через порог, через врата, которые охраняют привратники, стражники, которые издалека кажутся весьма грозными и опасными. Но для тех странников, кто находит в себе силы и волю преодолеть порог, по мере приближения становится очевидным, что привратники не отталкивают, а наоборот приглашают смелых путников. И нередко, такие стражники, сперва казавшиеся суровыми и враждебными, впоследствии становятся союзниками Героя. Поэтому, на мой взгляд, доверие к миру, доверие к жизни – вот, что помогает нам и находить друзей, и реализовывать наши мечты.  Довериться, открыться, раствориться – проще, любя, легче, играючи, искренне.

И еще последний совет, это помнить о благодарности! Благодарить мир за то, что есть возможность реализовывать свои проекты, благодарить друзей и коллег, за то, что мы вместе всё это творим, и благодарить близких, за то, что принимают нас такими, какие мы есть, и поддерживают. Благодарность очищает сердце, и расстворяет тщеславие. Коснусь еще немного краудфандинга. Тот факт, что очень много наших друзей и родных откликнулись на призыв поддержать фильм «Комар», является очень мощной обратной связью для нас, и наполняет верой в будущее и энтузиазмом для создания новых фильмов. Спасибо всем и миру за это!


В данный момент запущена краудфандинговая кампания проекта «Комар». Если вам откликнулась эта история, вы можете поддержать создателей фильма по этой ссылке.

Фото: Олег Гаврилин

Фото для постера: Максим Иванов

Комментировать

Первый «Человек на Луне» или через тернии к звездам

«ОСЕНЬ кинофест» - фестиваль, созданный для поддержки молодых независимых кинематографистов и художников, работающих с видео

Объявлена программа молодежного кинорынка Cinemarket 2018





Читайте также:

Кинокомпании Nautilus Media и «Революция Фильм» объявили о старте съемок мистического спортивного триллера

«ОСЕНЬ кинофест» - фестиваль, созданный для поддержки молодых независимых кинематографистов и художников, работающих с видео

Объявлена программа молодежного кинорынка Cinemarket 2018

ВАКАНСИИ ИНДУСТРИИ: