Предновогоднее интервью с президентом Гильдии киноведов и кинокритиков России К.Э. Разлоговым

28 Декабрь 2017
Предновогоднее интервью с президентом Гильдии киноведов и кинокритиков России К.Э. Разлоговым

На предстоящих новогодних каникулах аудитория кинозалов вырастет в разы. Возможно, сейчас стоило бы выпустить в прокат больше новогодних фильмов, особенно комедий российского производства. Недавно появившаяся традиция – предновогодний фильм в формате «Ёлок», снова себя проявила. Но по жанру упомянутые «Ёлки Новые» – совсем не комедия, а скорее даже драма, в которой нет счастливого жизнеутверждающего финала, а показан полный крах надежд персонажей всех небольших новелл фильма. Картина на поверку совсем не новогодняя.


CINEMOTION: Как Вы считаете, какие комедии нам нужны в новогодний период, именно такие или действительно легкие новогодние комедии в лучших традициях Эльдара Рязанова?

Кирилл Разлогов: Какие комедии нужны – может сказать только зритель. «Ёлки» – это та система, тот вариант, который оказался интересен Тимуру Бекмамбетову, человеку талантливому и одаренному, у него есть очень удачные вещи, но он пустил это дело на поток, используя технологию франшизы, разработанную в Голливуде. Также из ниоткуда возникла идея комедии «Горько!», которая пользовалась успехом. Есть еще телевизионная комедия на примере Comedy Club, можно по-разному к этому относиться, но телевизионная комедия сильно влияет на формат комедии в целом. Какая комедия нужна зрителю? Я считаю, что нужна комедия в основном жизнеутверждающая. Поэтому «Ирония судьбы. Продолжение» – картина которая мне кажется катастрофически контрпродуктивной. В ней разоблачение легенд и верований поколений людей, которые верили в счастливый конец. Для индустрии развлечений это не очень продуктивная система, хотя коммерческие результаты были достигнуты.

С: То есть, трудно найти и создать приемлемый вариант новогодней комедии? Такая, которая нужна в праздник?

К.Р: Я не верю, что можно сказать и определить, кому что нужно. Например, в свое время весь Голливуд был уверен, что «Звездные войны» никому не нужны. Не отдавать людям возможность попробовать что-то, что нам кажется бесперспективным, а в конечном итоге может оказаться успешным, очень сокращает зону поиска. И на мой взгляд, поиск чисто коммерческий должен происходить от лица частных продюсеров. А поиск, коммерческие результаты которого сомнительны, может происходить с одной стороны за счет венчурных фондов, а с другой стороны, за счет государственной поддержки, которая не будет оказываться только официозным проектам. Конечно, официозные проекты будут поддерживаться – это естественная функция государства, но помощь нужна и каким-то росткам чего-то нового и пока еще непонятного, что довольно легко делать в области изобразительных искусств. Без финансовой поддержки искусство развиваться не может. Как поддержку получают театральные эксперименты. Такие экспериментальные вещи поддерживались, пока не было принято решение, что они подрывают устои и оскорбляют чувства верующих – самая консервативная позиция, почти как с Харви Вайнштейном. Но там, на самом деле, было стремление отобрать фирму, которое как бумеранг ударило обратно, и фирму ликвидировали. Но неожиданно, это село на очень плодотворную почву – большое количество женщин начали высказываться, причем не только те, кто начал делать на этом себе бизнес и карьеру, но и те, кто действительно обижен и находится в состоянии подавленности.

С: Сегодня много скандалов, связанных и непосредственно с фильмами, то есть их содержанием, и вокруг кино. Но и у нас существуют скандальные ситуации, например, на религиозной почве, с фильмом «Матильда». Хотя, это как раз сыграло на руку автору фильма и прокатчикам, которые использовали шумиху, как дополнительную рекламную кампанию. Получается некий пиар российского кино?

К.Р: В какой-то степени это сыграло на руку, в какой-то степени – дополнительная реклама, в какой-то степени отражает просто комплекс этой самой девушки крымской, в какой-то степени отражает православную болезнь общества. Это очень любопытно для исследования. Сказалось ли это хорошо или плохо на самом фильме – никак не сказалось.»

С: Но какие-то положительные стороны в этом есть? Кассовые сборы у фильма повысились.

К.Р: Со сборами, скорее да, чем нет, но любой скандал в этом плане работает так.

С: Еще один вопрос о молодежном кино, так как молодежь – главный зритель в кинозалах, сейчас зрительская аудитория – это в основном люди до 30-35 лет: школьники, студенты и недавние выпускники вузов. В принципе, подростковое и студенческое кино имеет наибольший успех, ежегодно выходит множество голливудских фильмов о супергероях, их делают франшизами и выпускают почти как сериалы. И самое главное, они приносят значительный доход своим авторам и прокатчикам, но то – в Голливуде, а у нас таких фильмов практически нет, если не считать такое кино как «Защитники». В чем проблема?

К.Р: Частично в том, что мы их не очень умеем делать, частично, когда мы их делаем, то режиссера начинают упрекать: «какое безобразие вы сделали?» Как Гайдая упрекали, «Трех мушкетеров» и других. В этом плане мнение коллег направлено на то, чтобы заглушить. Тут показательна судьба «Экипажа» и «Пиратов ХХ века», их кассовые успехи. Подлинное искусство все равно появится где-нибудь, у кого-то да, у кого-то нет. А что именно будет считаться подлинным искусством через десять лет сказать очень трудно. Того же Гайдая считали позорным слабым режиссером, но где сейчас Гайдай и его творения, и где те, кто считал Гайдая позорным и слабым режиссером?

С: Мы беседуем с Вами в канун Международного дня кино, который отмечается 28 декабря, а киноведение и кинокритика – всегда были важными частями кинематографического мира. Казалось бы, в эпоху Интернета сами понятия «киноведение» и «кинокритика» изменились. Сегодня они, как и писательская деятельность, фотография или изобразительное искусство уже иначе воспринимаются. При помощи гаджетов все мы теперь в Интернете – киноведы, кинокритики, писатели, фотографы, художники, независимо от образования. Веяние времени. Сегодня профессиональных киноведов и кинокритиков очень немного. Выходит, они больше не нужны в современных реалиях? Киновед и кинокритик – это мертвая профессия?

К.Р: Киновед и кинокритик – это профессия не мертвая, это профессия ограниченная. Если брать профессию кинокритика, как профессию киножурналиста, то она вполне востребована. Профессия киноведа, естественно, это профессия очень узкой сферы действия. С одной стороны, она вписывается в социально-гуманитарные науки, но с другой, как и искусствоведение, вообще маргинальная сфера. Но в какие-то моменты искусствоведы приобретают вес в обществе, их почему-то начинают слушать. Искусство зачем-то оказывается нужным. Киноведение, как профессия, находит себе применение в Интернете и на телевидении. Все то, что касается набора фильмов – это профессиональная задача киноведа, кто-то из них становится популярным блогером, кто-то становится автором сугубо маргинального журнала «Киноведческие записки». И сейчас возрождается профессия редактора фильма, и теперь снова редакторы оказываются нужны. Кроме того, киноведение воспринимается как подготовка к любой кинематографической профессии. Неслучайно, у нас лучшие режиссеры – киноведы. И киноведы – это помимо всего прочего еще и научная специализация, очень узкая, для очень ограниченного круга людей.


Мне повезло, что я зарабатываю деньги тем, что люблю, а мои коллеги, в том числе по искусствоведению, деньги зарабатывают в ларьках, а в свободное от работы время занимаются искусством.


Спасибо, Кирилл Эмильевич, с наступающим Новым годом, примите сердечные поздравления от Интернет-издания Cinemotion!

Комментировать

Если вы хотите помочь сайту, то можете купить у нас рекламу или задонатить любую сумму:







Читайте также:

Кинокомпании Nautilus Media и «Революция Фильм» объявили о старте съемок мистического спортивного триллера

«ОСЕНЬ кинофест» - фестиваль, созданный для поддержки молодых независимых кинематографистов и художников, работающих с видео

Объявлена программа молодежного кинорынка Cinemarket 2018

ВАКАНСИИ ИНДУСТРИИ: